ПЕРВАЯ СТРАНИЦА   ||   ОГЛАВЛЕНИЕ   ||   СОДЕРЖАНИЕ   ||   ВОПРОСЫ  

А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я 


 

Духовное богатство Святого Розария

Иоанн Павел II

РОЗАРИЙ ДЕВЫ МАРИИ

(ROSARIUM VIRGINIS MARIAE)

(29-38)


Духовное богатство святого розария

Все молитвы и элементы, составляющие Святой Розарий, очень полезны для нашего духа. К этим благотворным элементам папа Иоанн Павел II причисляет:


Объявление тайны

29. Объявление названия тайны и, если это возможно, одновременный показ соответствующей иконы можно сравнить со снятием покрова над сценой, на которой следует сосредоточить свое внимание. Слова направляют воображение и душу к названному эпизоду - одному из моментов жизни Христа. Духовная традиция Церкви, почитание икон, различные формы благочестия, в которых немало элементов, воздействующих на органы чувств, а также метод молитвы, предложенный св. Игнатием Лойолой в "Духовных упражнениях", прибегают к изобразительному и образному ряду (compositio loci), чтобы помочь душе глубже сконцентрироваться на той или иной тайне. Более того, это соответствует самой логике Воплощения: Бог пожелал в Иисусе принять образ человека. Именно благодаря Его телесной природе мы можем прикоснуться к тайне Его Божества.

Потребности в конкретизации отвечает также объявление названия тайн во время чтения Розария. Безусловно, тайны не заменяют Евангелие и, более того, некоторые из них не отражены на страницах Нового Завета. Розарий не заменяет lectio divina (Божественного или молитвенного чтения Писания - прим. пер.), напротив, он его предполагает и развивает. Тем не менее, размышление над тайнами Розария, пусть и дополненное светлыми тайнами, ограничивается основными эпизодами из жизни Христа, поэтому душа от них легко может обратиться к Евангелию, особенно когда Розарий читается во время продолжительных духовных упражнений.

Слушание Слова Божия

30. Для того, чтобы размышление опиралось на Библию и было более глубоким, полезно, объявив название тайны, прочитать соответствующий отрывок из Писания, более или менее пространный, смотря по обстоятельствам. Никакие другие слова не приносят столько пользы, как Богодухновенное Слово. Его следует слушать, помня, что это - Слово Бога, данное мне сегодня.

Понимаемое таким образом, оно вписывается в методологию чтения Розария и, в отличие от простого напоминания уже хорошо усвоенных сведений, не вызывает скуки. Нет, речь идет не о том, чтобы в памяти всплыла какая-то информация, но о том, чтобы позволить "говорить" Богу. Во время торжественных многолюдных богослужений чтение Слова можно дополнить кратким комментарием.

Молчание

31. Молчание питает слушание и размышление. Полезно прежде, чем начать молиться вслух, после объявления названия тайны и чтения Слова, помолчать некоторое время, чтобы сосредоточиться на созерцаемой тайне. Открыть для себя ценность молчания - вот секрет практики созерцания и размышления. Один из недостатков общества высокоразвитых технологий и масс-медиа - тот факт, что становится все труднее хранить молчание. Подобно тому, как в Литургии требуются моменты тишины, так и во время чтения Розария, услышав Слово Божие, нужно сделать краткую паузу и дать душе сосредоточиться на содержании объявленной тайны.

"Отче наш"

32. Естественно, что, услышав Слово и сосредоточившись на тайне, душа возносится к Отцу. Иисус в каждой из Своих тайн обязательно ведет нас к Отцу, к Которому Он Сам непрестанно обращается, поскольку покоится в Его "недре" (ср. Ин 1,18). Он хочет ввести нас в близость с Отцом, чтобы вместе с Ним мы взывали: "Авва, Отче" (Рим 8,15; Гал 4,6). Благодаря связи с Отцом, Он делает нас Своими братьями и собратьями друг другу, посылая нам Святого Духа, Который есть и Его, и Отца. Таким образом, молитва "Отче наш", которая легла в основу христологическо-богородичной медитации, совершающейся посредством повторения молитвы "Радуйся, Мария", сообщает размышлению над тайной церковный опыт, даже если верующий молится в одиночестве.

Десятикратное повторение "Радуйся, Мария"

33. Это - основной элемент Розария, делающий его богородичной молитвой в полном значении этого слова. Однако именно в свете верно понимаемых слов молитвы "Радуйся, Мария" со всей ясностью открывается, что богородичный характер Розария не только не противопоставлен христологическому, но, напротив, подчеркивает и выделяет его. Первая часть молитвы "Радуйся, Мария" составлена из слов архангела Гавриила и св. Елизаветы, обращенных к Богородице. Она представляет собой созерцание в преклонении перед тайной, воплощающейся в Деве из Назарета. Можно сказать, что она выражает восхищение Небес и земли и, каком-то смысле, приоткрывает восхищение Самого Бога, созерцающего Свой шедевр - воплощение Сына в девственном лоне Марии - радостно, как сказано в Книге Бытия (см. Быт 1,31), это первоначальное "pathos, с которым Бог на заре творения смотрел на дела рук Своих" [Иоанн Павел II. Послание к работникам искусств (4 апреля 1999 г.), 1: AAS 91 (1999), 1155]. Повторение молитвы "Радуйся, Мария" во время чтения Розария погружает нас в поток чувства восхищения Бога: это ликование, изумление, признание величайшего чуда в истории. Это - исполнение пророчества Марии: "Отныне будут ублажать Меня все роды" (Лк 1,48).

Имя Иисуса - сердцевина молитвы "Радуйся, Мария" и своего рода водораздел между ее первой и второй частями. Порой, когда верующий молится впопыхах, от его внимания ускользает эта грань, а с ней вместе - и связь с тайной Христа, которую он созерцает. Именно акцент, который необходимо сделать на Имени Иисуса и Его тайне, отличает выразительное и плодотворное чтение Розария. Павел VI вспоминал в Апостольском обращении "Marialis cultus" обычай, распространенный во многих местах, присоединять определенный рефрен, связанный с созерцаемой тайной, для того, чтобы подчеркнуть Имя Христа [см. п. 46: AAS 66 (1974),155. Такая практика недавно получила высокое одобрение Конгрегации Богослужения и Таинств в "Direttorio su pieta' popolare e liturgia. Principi e orientamenti" (17 декабря 2001 г.), 201, Citta' del Vaticano, 2002, p.165]. Тем более похвально прибегать к этому обычаю во время публичного чтения Розария. В нем выражена христологическая вера, обращенная к различным моментам жизни Искупителя. Это - исповедание веры и одновременно подспорье в размышлении, благодаря которому легче впитать и пережить тайну Христа, читая молитву "Радуйся, Мария". Повторять Имя Иисуса - единственное Имя, в котором нам дано надеяться на спасение (ср. Деян 4,12) - в единстве с Именем Пресвятой Матери и словно по Ее подсказке - вот путь подражания, цель которого - как можно глубже погрузить нас в жизнь Христа.

Из особой связи со Христом, которая делает Марию Богородицей (Теотокос), также проистекает сила воззвания, с которым мы обращаемся к Ней во второй части молитвы, вверяя Ее Материнскому заступничеству свою жизнь и смерть.

"Слава"

34. Славословие Пресвятой Троицы - цель христианского созерцания. Христос - истинный Путь, Который во Святом Духе ведет нас к Отцу. Проходя этот путь до конца, мы обязательно оказываемся перед тайной Трех Божественных Ипостасей, Которым мы должны воздавать славу, поклонение и благодарение. Важно, чтобы молитва "Слава", кульминация созерцания, была хорошо заметна при чтении Розария. Во время публичного богослужения для выделения этого неотъемлемого и отличительного элемента любой христианской молитвы, ее можно петь.

В той мере, насколько размышление над тайнами будет сосредоточенным, глубоким и движимым - от одной "Радуйся, Мария" к последующей - любовью ко Христу и Марии, прославление Пресвятой Троицы после чтения каждого десятка молитв не будет сводиться к поспешному завершению, но приобретет созерцательный оттенок, возведет душу к высотам Рая и дарует ей возможность в какой-то мере пережить Фаворский опыт в предвкушении будущего созерцания: "Хорошо нам здесь быть" (Лк 9,33).

Заключительное воззвание

35. В повсеместно установившейся практике чтения Розария после славословия Пресвятой Троицы следуют краткие молитвы, варьирующиеся в зависимости от местных обычаев. Ни в коей мере не принижая их роли, я хотел бы подчеркнуть, что созерцание будет еще более плодотворным, если не забывать прочесть по завершении каждой тайны молитву об обретении особых плодов размышления над ней. Таким образом связь Розария с христианской жизнью станет заметнее. Это подсказывает одна прекрасная литургическая молитва, которая приглашает нас испрашивать способность в размышлении над тайнами Розария "подражать тому, что в них заключено и обрести то, что в них обещано" ["...concede, quaesumus, ut haec mysteria sacratissimo beatae Mariae Virginis Rosario recolentes, et imitemur quod continent, et quod promittunt assequamur", Missale Romanum 1960, In festo B. M. Virginis a Rosario].

Допустимы варианты заключительной молитвы, как это уже имеет место. Тем самым Розарий в большей мере приспосабливается к различным духовным традициям и христианским общинам. В связи с этим необходимо с должным пастырским благоразумием защищать наиболее значимые практики, получившие распространение в центрах и санктуариях, посвященных Богородице, где особое внимание уделяется Розарию, с тем, чтобы Народ Божий ценил подлинное духовное богатство и подпитывал им свое созерцание.

Четки

36. Четки - традиционный атрибут Розария. При поверхностном подходе они представляют собой всего-навсего предмет, который помогает не сбиться со счета при чтении молитвы "Радуйся, Мария". Однако четкам присуще и символическое измерение, углубляющее созерцание.

В связи с этим прежде всего следует заметить, что бусины сходятся к Распятию: им открывается и на нем же завершается молитва. Жизнь и молитва верующих сосредоточены на Христе. Все исходит от Него, все стремится к Нему, все через Него, во Святом Духе, приходит к Отцу.

Помогая в отсчете и отмечая ход молитвы, четки напоминают собой непрерывное созерцание и христианское совершенствование. Блаж. Бартоло Лонго сравнивал их с "цепью", которая приковывает нас к Богу. Безусловно, четки - это цепь, но сладостная; именно такой неизменно предстает связь человека с Богом, Который есть Отец. Это - и цепь "сыновства", связывающая с Марией, "рабой Господней" (ср. Лк 1,38) и, наконец, с Самим Христом, Который, будучи Богом, стал "рабом" из любви к нам (ср. Флп 2,7).

Трактуя символику четок еще шире, можно сказать, что они характеризуют наши взаимные отношения, напоминают об узах общности и братства, которые соединяют всех нас во Христе.

Начало и завершение

37. В современных условиях Церкви принято по-разному начинать чтение Розария. В некоторых регионах эту молитву обычно открывают словами 70(69) Псалма: "Поспеши, Боже, избавить меня, поспеши, Господи, на помощь мне", чтобы молящиеся глубже осознали свою бренность. Другие же общины начинают его с "Верую", основывая свое созерцание на исповедании веры. Эти, равно как и иные простые способы, в той мере, насколько они направляют душу к созерцанию, одинаково допустимы. Чтение Розария, как правило, завершается молитвой в интенциях Папы - тем самым молящийся охватывает широкую панораму потребностей Церкви. Именно для поощрения экклезиологического измерения Розария Церкви было угодно щедро даровать индульгенции тем, кто читает его, пребывая в должном расположении.

Розарий, переживаемый таким образом, действительно оказывается духовным путем, на котором Мария предстает как Матерь, Наставница, Водительница и поддерживает верующего своим могущественным заступничеством. Нет ничего удивительного в том, что душа испытывает необходимость в конце молитвы, в которой она познала сокровенный опыт материнства Марии, воздать славу Пресвятой Деве чтением прекрасной молитвы "Salve Regina" либо "Лоретанской литании". Это - увенчание внутреннего пути, приведшего верующего в живое общение с тайной Христа и Его Пресвятой Матерью.

Распределение во времени

38. Розарий можно ежедневно читать полностью, и есть люди, которые, заслуживая всяческой похвалы, это делают. Тем самым молитва наполняет день тех, кто проводит свою жизнь в созерцании; она сопровождает больных и пожилых людей, в чьем распоряжении много свободного времени. Однако очевидно - и это тем более справедливо, учитывая светлые тайны - что многие не могут читать в день более одной части Розария, соблюдая при этом определенное расписание в течение недели. Благодаря такому распределению молитв, каждый день приобретает особую духовную окраску, подобно тому, как Литургия "меняет цвет" в разные периоды литургического года.

В соответствии с общепринятой практикой, понедельник и четверг посвящены радостным тайнам, вторник и пятница - скорбным, среда, суббота и воскресенье - славным. Куда же включить светлые тайны? Принимая во внимание то, что славные тайны читаются и в субботу, и в воскресенье, причем суббота - день, издревле посвящаемый Пресвятой Богородице, представляется закономерным в этот день второй раз за неделю поразмышлять над радостными тайнами, в которых особым образом возвещается присутствие Марии. Таким образом, четверг освобождается для размышления над светлыми тайнами.

Это указание ни в коей мере не должно ограничивать соответствующую свободу в индивидуальных либо общинных размышлениях; определенные изменения могут быть продиктованы духовными и пастырскими требованиями, а главным образом - необходимостью согласования с литургической практикой. И еще важнее, чтобы верующие в большей мере понимали и переживали Розарий как путь созерцания. Именно благодаря ему неделя христиан, как и Литургия, стремится к воскресенью - дню Христова Воскресения - и тем самым преображается в странствие по тайнам жизни Христа, Который являет Себя в жизни Своих учеников как Господь времен и истории.


ПЕРВАЯ СТРАНИЦА   ||   ОГЛАВЛЕНИЕ   ||   СОДЕРЖАНИЕ   ||   ВОПРОСЫ